Список форумов BenZion | Forum BenZion | Forum
BenZion.Ru | Гостевая | Каталог релизов
 
 FAQFAQ   Правила форумаПравила   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияPM: Войти и проверить личные сообщения   ВходВход 

фашисты и их настоящие приспешники

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Политические дебаты
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Ariel
Имеющий гешефт
Имеющий гешефт




Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 18.04.2005
Сообщения: 111



СообщениеДобавлено: 17 Ноября 2005 20:25    Заголовок сообщения: фашисты и их настоящие приспешники
Описание:
Ответить с цитатой

Виктор Снитковский (Бостон)

День народного единства


Россия отметила 4 ноября новый праздник - победу над поляками в годы "великой смуты". В то время, как Польша с конца ХХ века вдыхает свежий воздух свободы после столетий порабощения Россией, кремлевские политики не нашли ничего лучшего, как выдумать праздник, заквашенный на ксенофобских чувствах к Польше. Но сначала я бы хотел обратить внимание на статью "Новый расизм в России" доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института этнологии и антропологии РАН Виктора Шнирельмана в "Ежедневном журнале" за 12 окт. 2005г. В.Шнирельман - известный за рубежами России ученый, читавший лекции в лучших университетах мира. Я с ним познакомился в Гарварде. Вот некоторые фрагменты его рассуждений:

"…как это ни печально, сегодня надо признать, что расизм уже пришел в Россию. Он с устрашающей скоростью завоевывает медийное пространство, соблазняет некоторых ученых, входит в бытовой язык, руководит действиями скинхедов и влияет на общественные настроения. Расизм появился не вдруг. Корни расовых установок уходят, как это ни странно, в советскую эпоху, но благоприятный климат для роста их популярности возник именно в последние десять-пятнадцать лет. Советский марксизм имел свою специфику. Сохраняя на словах преданность классовому подходу, на деле в течение последних советских десятилетий он все больше внимания уделял не столько классовому, сколько этническому делению общества. Речь шла не только об идентичности. Этносы воспринимались как обособленные целостности со своими самобытными культурами и языками, а также - внимание! - со своими "национальными характерами". Они могли быть добрыми или злыми, проявлять благородство и доброжелательность или, напротив, отличаться мстительностью или коварством. Этносам приписывались строго определенные стереотипы поведения, с железной последовательностью воспринимавшиеся как свойства, имманентно присущие любому члену этнической группы.

Такие представления не просто широко бытовали у народов СССР, но вызывали симпатии и искусственно культивировались местными интеллектуалами как мощное средство защиты от всеобщей русификации. В своих целях их использовала и власть, которой ничего не стоило обвинить целые народы в измене и депортировать их, несмотря на то, что немало представителей этих народов честно защищали Родину на фронтах самой кровопролитной войны XX века. Дело доходило до того, что героев войны снимали с фронта и отправляли в ссылку вслед за своими наказанными сородичами. Так выковывался комплекс коллективной вины, преследовавший людей даже после их возвращения домой. За всем этим стояла вера в "национальный характер" с его устойчивым набором черт. Такое стало возможным в результате восприятия этноса как некого закрытого организма. Действительно, рожденная в XIX веке в недрах германского национализма "органическая теория" получила в последние советские десятилетия необычайную популярность в науке. Она вошла в советскую теорию этноса в виде "этно-социального организма". Последний шаг по реабилитации расового подхода сделал историк Лев Гумилев, наделивший этнос биологическим началом.

Напомню, что в своей классической форме расовая теория утверждала, во-первых, дискретность человечества, состоящего из четко отграниченных друг от друга расовых категорий, а во-вторых, неразрывную связь физического облика с духовным миром - расисты любили говорить о "расовой душе". И, если "научный расизм" потерпел на Западе сокрушительное поражение, то в СССР он фактически возродился в теории этногенеза Гумилева, апеллирующей к якобы неизменным "этническим стереотипам поведения", которые возвращают нас все к той же концепции "национального характера", справедливо отвергнутой западной наукой к началу 1960-х годов. Сегодня, когда многие интеллектуалы с жаром цитируют труды Гумилева, а некоторые даже рвутся ставить ему памятники, невредно напомнить, что его теория, содержащая положения о "плохих народах" ("химерах") и "некомплиментарных" межэтнических отношениях, фактически оправдывает как сталинские депортации, так и современные этнические конфликты.

В конце 1980-х из маргинала Гумилев превратился во "властителя дум". Его книги стали выпускаться огромными тиражами, его идеи были подхвачены деятелями системы образования и начали входить в школьные учебники, а его "теория этногенеза" постоянно цитируется как политиками, так и лидерами этнонациональных движений. Объясняется это просто - ведь объявляя этносы биологическими целостностями, она идеально вписывается в парадигму этнического национализма, не только легитимизируя его, но и снабжая паранаучной аргументацией. Поэтому "этническое возрождение" рубежа 1980-1990 гг. с энтузиазмом восприняло многие идеи Гумилева, благо крайняя противоречивость и непоследовательность его построений позволяла любому национализму интерпретировать их в свою пользу. Российская популярная, общеобразовательная и даже научная литература заполнились столь же малосодержательными, сколь и привлекательными терминами "суперэтнос", "цивилизация", "пассионарность", "фазы этногенеза", позволявшими любому автору трактовать их вкривь и вкось, заполняя информационное пространство все новыми псевдонаучными аргументами.

Между тем, прорвавшиеся в масс-медиа и даже в школьные учебники, такие концепции далеко не безобидны. Ведь они учат тому, что есть не только "пассионарии", но и "субпассионарии", что этносы не только расцветают, но и приходят в упадок, что, кроме "цивилизаций непрерывного развития", есть и "цивилизации непрогрессивной формы существования". Пуще того, из представления об этносах как закрытых целостностях с особым мировоззрением и стереотипами поведения вытекает идея об их культурной несовместимости, а учение о разных "фазах этногенеза" неизбежно приводит к мысли о реальном неравенстве и даже "конфликте" цивилизаций. Все такие представления свойственны сегодня "новому расизму", который одни ученые называют "культурным", другие - "дифференциальным". В отличие от старого расизма он делает акцент не столько на принципе крови, сколько на культуре, рассматривая человека не как индивида, способного творчески, активно адаптироваться к быстро меняющейся окружающей среде, а как члена этнической группы (или даже цивилизации!), пассивно усваивающего ее нетленные ценности и механически воспроизводящего свойственные ей стереотипы поведения. С этой точки зрения, индивид не представляет большого интереса; достаточно знать его этническую (или "цивилизационную") принадлежность, чтобы проникнуть в его мысли и предсказать его поведение. Так и появляются термины-монстры типа "лицо кавказской национальности".

Именно этот упрощенный подход к окружающей действительности заложен в теории Гумилева, который, называя себя "отцом этнологии", никогда не проводил этнографических исследований, и чей опыт тесного общения с людьми других национальностей ограничивался пребыванием в ГУЛАГе".
В современной России три главных врага: "кавказцы", евреи и американцы, но пока чаще бьют кавказцев, чуть реже евреев. Достается вьетнамцам, китайцам, неграм и другим "нерусским".
Праздник "Народного единства" задуман, якобы, для того, чтобы объединить народ вокруг даты, которая ни у кого не вызывает неприятия или оторопи, на самом деле уже разделил россиян. Он оказался вызовом и западным соседям, и представителям неправославных конфессий, и тем, для кого день 7 ноября остался "красным днем календаря". Исторический смысл нового праздника настолько туманен, что его уже используют в своих целях националистически ориентированные политики. Сразу три радикальных движения провели 4 ноября, санкционированные властями, мероприятия:
на Пушкинской площади состоялся митинг ЛДПР, (примерно 2000 человек), а затем Либерал-демократы Жириновского, как обычно, устроили массовый праздник в парке "Сокольники". Празднующие лицезрели лидера партии, исполняли патриотические песни. Лозунг либерал-демократов этот день был - "ЛДПР - против всех революций".

на Славянской площади собрались активисты союза "Христианское возрождение", которые затем прошли маршем до Васильевского спуска под лозунгом "383-летие освобождения Москвы от польско-литовских интервентов - праздник иконы Казанской Божьей Матери" (порядка 1000 человек). Участники марша прошли под барабанный бой, скандируя: "Слава империи!" и "Русский, вставай!". В руках у них флаги и плакаты с надписями: "Русские идут" и "Русские, вперед!". Казалось, что вернулось время нацистских маршей в гитлеровской Германии.
По сути, состоялся фашистский шабаш, который старательно взращивает в России путинская команда. На всех трех митингах звучала зоологическая ненависть к Западу и квасная любовь к "сермяжной" матушке России.
Самый грандиозный размах, естественно, был у "Единой России". Член Генсовета ЕР Андрей Исаев (который и "толкал" законопроект о новом празднике в парламенте) 3 ноября в Суздале участвовать в возложении венков к могиле кн. Дмитрия Пожарского в Спасо-Ефимиевском монастыре. Первые лица партии возложили венки, в Москве - к памятнику Козьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади. В Нижнем Новгороде (где и формировалось войско, изгнавшее поляков), как и в других городах России, "единоросы" за счет местных властей провели шествия и народные гулянья.
Для путинских "историков" 4 ноября 1612 г. - символический венец Смутного времени. В переводе на григорианский календарь 4 ноября - некое среднее условное число, объединяющее все эти события. В те дни, якобы, народная инициатива привела к тому, что Москва была освобождена от польских захватчиков.

Услужливый кремлевским властям директор института русской истории РАН Андрей Сахаров, член-корреспондент РАН (он же автор шовинистическогого учебника истории России для средних школ) уверил россиян в том, что
"… в период движения народного ополчения от Нижнего Новгорода к Ярославлю весной-летом 1612 года, Совет всея земли (новое народное правительство) поставил под свой контроль практически всю центральную Россию. Были установлены порядки, которые вели к ликвидации грабежей, насилия Смутного времени. 4 ноября - символический венец Смутного времени, поскольку на территории России еще действовали польские отряды, за которыми впоследствии гонялся воевода Пожарский; действовали воровские казаки, разные лихие люди; продолжалась еще война с поляками и шведами (В действительности, шведы помогали русским! Увы, академик лжет, как истинный коммунофашист. - В.С.). Но те октябрьские дни стали ключевыми. Это был первый порыв гражданского общества в России, когда сами патриотически-настроенные люди - посадское население, дворянство, крестьянство, православная церковь, представители других конфессий - взяли в свои руки дело спасения страны".
К сожалению, это, в основном, ложь. Куда ближе к правде Владимир Кузнецов, доцент исторического факультета МГУ, который полагает, что

"… когда 50-тысячная русская армия была разнесена в пух и прах под Клушино, ее остатки отступили к Москве. Так была подведена черта под правлением Василия Шуйского. До выборов нового монарха было избрано Временное правительство (Семибоярщина). После этого Тушинский вор подошел к Москве и встал у Коломенского; туда подошел и гетман Жолтевский. Начались переговоры, в результате которых московский трон должен был занять королевич Владислав. Но Сигизмунд не отпустил своего сына на московский трон (Из-за сильного противодействия православных иерархов и монастырского руководства - В.С.). В Москве не хватало продовольствия, начиналась смута, и у Временного правительства возникли опасения, что москвичи откроют ворота Тушинскому вору (Лжедмитрию II - В.С.). В результате было решено впустить поляков в Москву (1610 г. - В.С.), чтобы они оказали военную помощь в борьбе с Тушинским вором. После этого Россия фактически потеряла свою политическую и государственную самостоятельность. Было провозглашено новое русское правительство. Освобождение Москвы от польского отряда (Позднее - В.С.) было сделано благодаря воеводе Михаилу Шеину, а не Пожарскому. Ему-то памятник и нужно ставить.
Не было никакого единения. Даже после того, как был возведен на трон Михаил, борьба продолжалась. Разброд продолжался до середины 30-х годов. И только после того, как закончился передел земель, начался процесс консолидации общества".
Насчет отсутствия единения Кузнецов абсолютно прав - восстание холопов (1606-1607 гг.) под руководством Ивана Болотникова, к которому примкнули казаки, посадские люди, стрельцы и многие дворяне - лучшее доказательство отсутствия единения. Впрочем, внутренние восстания и массовые грабежи продолжались по всей стране еще много лет.

Крупнейший специалист по русской истории Джеймс Х.Биллингтон (ныне директор б-ки Конгресса США) в изданной еще 1966 году монографии "Икона и Топор" написал:
"Шведы и в самом деле стали непризнанными (в России - В.С.) героями освобождения Москвы от польской оккупации. Вслед за вторжением в Польшу в 1609 г. (Для помощи России - В.С.) они снабдили Московское государство деньгами (для оплаты наемных солдат и офицеров - В.С.) и направили русским Кристернуса Сома, голландского генерала, состоявшего на шведской службе, который помог подготовить армию Скопина-Шуйского к решающим баталиям 1609-1610 гг. Народное ополчение Минина и Пожарского, которое в 1612-1613 гг. выдворило польское шляхетство из Москвы во второй, (поляки захватывали Москву в 1605 и 1610 гг., а в 1618 осадили Москву со всех сторон и продвинулись далеко на восток - В.С.) теперь уже последний раз, являлось в некотором отношении зачаточным вариантом совершенно новой армии гражданского типа (армия выученных военному делу наемников - В.С.)".
Да и освобождало Россию от поляков, по сути, русско-шведское войско.

Предоставим снова слово Д.Биллингтону:
"В 1612 году, в разгар польского вторжения, собравшийся в Ярославле "Земский собор" вступил в переговоры со Швецией, желая видеть на пустующем российском троне шведского кронпринца. В то же самое время Англия предложила России статус протектората. Голландцы соперничали с Англией, и скоро вытеснили ее как главного зарубежного торгового партнера России. Голландцы, также, помогли наладить в России выпуск первого информационного издания, рукописных курантов, и во многом обеспечивали быстро растущую русскую армию, как снаряжением, так и личным составом (со времен Ивана Грозного значительную часть русской армии составляли иностранные наемники, в особенности, офицеры - В.С.)". Привлечение шведских и голландских военных и управленческих кадров обеспечивало в то время России возможность противостоять Польше".

Расплатой России за дорогостоящую помощь Швеции против польских войск стал т.н. "Столбовский договор" 1617 г., согласно которому Москва отдала Швеции за полученную помощь свои прибалтийские земли. Позднее, в нарушение этого договора, Петр I затеял войну со шведами, чтобы снова присоединить эту территорию к России.
По мнению Д.Биллингтона "Московское государство после смут начала XVII века достигла единства, прежде всего, благодаря ксенофобии, особенно в отношении Польши. Важной особенностью того времени была ориентация России на североевропейские протестантские государства в военном и управленческом направлении, но московское государство не переняло у этих наций ни религиозных, ни культурных, ни образовательных идей - так считает американский историк. В то же время, по мнению Д.Биллингтона, основанном на множестве примеров, "Москва впитала многое из польской литературы и поэзии".
Сегодня, как и в "смутное время", и на всех остальных этапах своего существования, Россия нуждается в потоке западной науки, культуры, техники и т.д.

Ныне, в XXI веке, Российское государство жадно выклянчивает у Запада деньги на развитие экономики, пытается перенять методы управления, воровски тиражирует западные фильмы, перенимает западные праздники вроде Холоуина, дня святого Валентина, католического рождества 25 декабря и т.д. Русский язык активно пополняется научными, техническими и культурологическими терминами, в первую очередь, из английского языка, русские бизнесмены и государство закупают американское, немецкое и другое западное оборудование. Главная политическая и военная поддержка нынешней России направлена, в первую очередь, государствам изгоям: Сирии, Ирану, Палестинской автономии, Северной Корее и коммунистическому Китаю, напоминая по духу общность фашистских стран "оси" конца 1930 годов. В то же время, России корчится от ненависти ко всем "нерусским", но сильнее всего, к Западу. Именно этим и объясняется возникновение ксенофобского антипольского, лживого по существу, праздника "Народного единства" для холопствующих чиновников и русских нацистов. Большинству русских и, тем более, нерусским народам России, новый "праздник" совершенно чужд.
link:
http://berkovich-zametki.com/2005/Zametki/Nomer11/Snitkovsky1.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Политические дебаты Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Protected by Anti-Spam ACP
Powered by phpBB © 2005 phpBB Group
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru © 2005


  Rambler's Top100