Список форумов BenZion | Forum BenZion | Forum
BenZion.Ru | Гостевая | Каталог релизов
 
 FAQFAQ   Правила форумаПравила   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияPM: Войти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Юбилей З.Жаботинского: К чему привел сионизм?

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Израиль и общество
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
griva61
Местный раввин
Местный раввин


Возраст: 55
По гороскопу: Козерог
Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 03.07.2005
Сообщения: 327
Откуда: Хадера, Израиль


СообщениеДобавлено: 20 Октября 2005 22:28    Заголовок сообщения: Юбилей З.Жаботинского: К чему привел сионизм?
Описание:
Ответить с цитатой

Юбилей З.Жаботинского: К чему привел сионизм?

Юбилей Зеева Жаботинского (18 октября 2005 года исполнилось 125 лет со дня его рождения) нельзя рассматривать только как событие, напоминающее об известном лидере сионизма: люди, серьезно, основательно размышляющие о судьбе евреев, всегда сохраняют в своей памяти образ этого последовательнейшего борца за спасение своего народа от физического и духовного уничтожения. Юбилей Жаботинского скорее является поводом для обращения к его политическому наследию как к благотворному источнику мыслей и идей, позволяющих находить ответы на злободневные, тяжелые вопросы сегодняшнего бытия евреев. Интересны и некоторые взгляды Жаботинского по многолетнему арабо-еврейскому конфликту.

Этот конфликт Жаботинский рассматривает как фазу многовековой кровавой череды событий, которыми насыщена история еврейского народа. Если выделить главные трагедии в этой череде событий, то решением конфликта будет такое решение, которое устраняет последствия трагедий.

На один народ – евреев – обрушились три трагедии: демографическая, территориальная и духовная.

Конечно, многие народы пережили процессы массовых людских потерь и крупномасштабных миграций, но то, что произошло с евреями, резко выделяется на этом фоне. Почти полное изгнание из Эрец Исраэль в I–II веках н. э., осуществленное Римской империей, жесточайшие преследования в последующие века и, наконец, Холокост, унесший около трети народа, – эти события вызвали такие негативные демографические процессы у евреев, что без сомнения могут быть названы национальной трагедией.

Разоренная страна подвергалась нашествиям соседних народов и в итоге в 7 веке н. э. была захвачена и заселена арабами. При этом Эрец Исраэль включалась в состав последовательно сменявших друг друга держав-правительниц. Последний властитель – Британская империя – в 1921 году разделила страну на две части: около 25 % территории составила Палестина и около 75 % – Трансиордания (впоследствии Иордания), причем евреям было запрещено проживание в последней. То, что было выделено ООН в качестве территории для восстанавливавшего свою независимость еврейского государства (около половины территории Палестины), ничем иным, как трагическим финалом борьбы евреев за свою землю, нельзя назвать. Несмотря на то что впоследствии, в результате войн с арабами, еврейское государство увеличило свои размеры, территориальная проблема осталась.

Духовная трагедия связана с разрушением древнееврейской цивилизации и отрывом народа-изгнанника от культурно-исторических корней, оставшихся в Эрец Исраэль. В ряду духовных потрясений одно из тяжелейших – уничтожение национально-религиозного символа еврейского народа – Иерусалимского Храма. На Храмовой горе после захвата страны Арабским халифатом воздвигнуты две мечети.

В жизненной позиции Жаботинского можно выделить два принципа: принцип сохранения и принцип развития. Жаботинский был против начинаний “с нуля”, но твердо выступал за опору на историческое наследие. Это проявление не просто “чистой принципиальности”, но и практицизма: почему евреи должны начинать где-то все сначала, в то время как им по праву принадлежит свое на своей земле? Жаботинский писал: “С того момента, как возник “еврейский вопрос”, он бессознательно и естественно поставлен в этой форме: найти способ для сохранения еврейской палестинской индивидуальности. Следовательно, сионизм, если ему предстоит дать окончательное решение “еврейского вопроса”, должен дать его непременно в этой же форме: найти лучший способ для сохранения и развития еврейской палестинской индивидуальности, т. е. – переселить нас в Палестину”. (“О территориализме”, 1905 год)

Опираясь на два принципа, Жаботинский подходит к решениям. В некоторых случаях он рассматривает демографические и территориальные вопросы совместно.

Рассмотрим некоторые характерные высказывания Жаботинского.

Решению демографической проблемы Жаботинский уделял первостепенное внимание, учитывая угрозу европейскому еврейству со стороны поднимавшего голову германского нацизма и необходимость роста численности ишува. Последнее Жаботинский считал непременным условием придания требуемого характера еврейско-арабским отношениям в Эрец Исраэль. Эти мысли в концентрированном виде высказаны им в следующих словах в речи на V конференции сионистов-ревизионистов в Вене (август 1932 года): “Страшная реальность вынуждает нас идти единственно верным путем – массовая организованная алия в Эрец Исраэль, в еврейское государство. Мы возвращаемся к “первородному” сионизму, к сионизму Герцля, который – не только движение за разрешение духовных проблем нации, но и спасение – физическое спасение миллионов людей, идея почти мессианская в простейшем понимании этого слова”.

Действительно, уже с древности еврейское государство располагалось по обоим берегам реки Иордан. Однако планам Жаботинского по возврату к этому положению не суждено было осуществиться. Сейчас плотность населения Израиля (в фактических границах) примерно в пять раз выше плотности населения Иордании.

Вообще Жаботинский был сторонником сотрудничества в регионе, но на надежной, безопасной основе. Он писал: “Мы живем в мире, населенном людьми, народами, и невозможно полностью абстрагироваться от окружающего мира. Точно так же, как и перед другими народами, перед нами стоит вопрос вопросов: способен ли ты противостоять нападению? Если нет – не о чем говорить!” (“И нет мира”, “ха-Ярден”, апрель 1936-го) В то же время, по мысли Жаботинского, возвращаясь в среду народов с восточной психологией, евреи должны в себе “разыскать элементы восточности, засоренные пылью Запада, но все еще живые, и заняться их культивированием” (“Восток”, “Рассвет”, сентябрь 1926 года).

Жаботинский считал, что поскольку арабы всегда будут жить в стране и вокруг нее, увековечение конфликта недопустимо. Выступая в Совете Эрец Исраэль в 1919 году, он заявил: “Я обеими руками за соглашение с арабами. Я согласен с тем, что им должна быть обеспечена автономия”. Права, которые будут гарантированы арабам в стране с еврейским большинством, Жаботинский перечисляет в статье “Арабская проблема – без драматизации” (1940): полное гражданское равенство; равные права для иврита и арабского языка; национально-культурная автономия; экстерриториальность святых мест и свободный доступ к ним; равные права на владение земельными участками.

Жаботинский выступал за такое урегулирование, которое спасет сохранившиеся памятники древнееврейской цивилизации в Эрец Исраэль, позволит хоть в какой-то степени залечить раны духовной трагедии. Известна его активная позиция по осуждению попыток осквернения Западной стены Храма (Стены Плача). Жаботинский писал: “И я причислял себя к поборникам прогресса и думал, что любой завод мне дороже древних руин, – и ошибся. Ибо есть особая логика в жизни, тесно связывающая древние традиции с явлениями сегодняшнего дня и планами на будущее” (“Доар ха-йом”, октябрь 1929 года) Жаботинский пришел к выводу, что “религиозная традиция представляет собой не только “историческую ценность”, но и “живую и активную силу”.

Каковы же реалии юбилейного года? Главная мечта Жаботинского – мечта о восстановлении независимого еврейского государства – осуществилась. Еврейское государство одержало победы во всех войнах. Однако народ в большинстве остается в рассеянии.

Г.Левковский, МЕГ
20-10-2005
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Steinberg
.::Admin на пенсии ::.
<span style='color:black;'><b>.::Admin на пенсии ::.</b></span>




Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 14.01.2005
Сообщения: 1835
Откуда: Петербург


СообщениеДобавлено: 21 Октября 2005 18:35    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

Спасибо за напоминание. Разместил новость на главной странице

_________________BenZion.Ru_________________
ברוך הבא אין אונדזער יידיש לאַנד

К вашим услугам, זלמן שטײנבערג
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
griva61
Местный раввин
Местный раввин


Возраст: 55
По гороскопу: Козерог
Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 03.07.2005
Сообщения: 327
Откуда: Хадера, Израиль


СообщениеДобавлено: 21 Октября 2005 18:50    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

Владимир (Зеэв) Жаботинский: Биографический очерк

Французский политик и писатель Анатоль де Монзи в своей книге "Необычайные судьбы" писал: "Невозможно найти человека, подобного Жаботинскому. Жизнь его была еще более необычной, чем созданные о нем легенды. Понятие "Жаботинский" -- неповторимое и единственное в своем роде в истории еврейского народа".
"Неповторимый и единственный" -- таким видели Жаботинского его современники, евреи и неевреи, и таким он вошел в историю еврейского возрождения и занял в ней особое место.
Кем был Жаботинский, чьи политические взгляды и методы их осуществления вызвали бурю в национальном движении и спор, продолжающийся по сей день?
Владимир (Зеэв) Жаботинский родился 18 октября 1880 года. Он был младшим сыном в семье. После смерти отца в 1886 году заботы о пропитании семьи легли на плечи матери, которая, превозмогая трудности, сумела дать среднее образование дочери и сыну. Жаботинский получил русское образование и с детских лет воспитывался на русской литературе.
Еще подростком Жаботинский начал писать романы и стихи. Способность его к языкам была поразительная: уже в гимназии он овладел итальянским, английским, немецким и французским; знал латинский и древнегреческий, которые изучали по школьной программе, а также иврит.
В семнадцать лет он перевел с английского на русский несколько стихотворений Эдгара Аллана По. Его перевод стихотворения По "Ворон" стал классическим и был включен в школьные учебники по литературе.
Жаботинский оставил гимназию еще до выпускных экзаменов и в возрасте восемнадцати лет оказался перед двойной проблемой: как попасть в университет и чем заработать на жизнь.
По рекомендации он был назначен иностранным корреспондентом либеральной газеты "Одесский листок", пользовавшейся значительным влиянием. В своей автобиографии Владимир Жаботинский признает, что был в то время далек от еврейской культуры и традиции и даже не подозревал об их существовании. В гимназические годы никто из его окружения не интересовался еврейским вопросом.
По дороге в Швейцарию в качестве корреспондента "Одесского листка" Жаботинский побывал в Галиции и Венгрии и впервые увидел еврейское гетто во всей его нищете, нужде и беззащитности. Можно предположить, что именно эти впечатления и заставили его встать на одном из бесконечных собраний эмигрантов-революционеров в Берне и произнести свою первую политическую речь, в которой он объявил себя сионистом. Не столько в результате зрелого анализа, сколько руководствуясь интуицией, Жаботинский произнес пророческое предсказание о том, что конец еврейству в изгнании положит новая резня Варфоломеевской ночи и что единственным решением еврейского вопроса является эмиграция в Эрец Исраэль. Через 36 лет, за три года до начала гитлеровского "окончательного решения еврейского вопроса", Жаботинский призовет покончить с галутом путем массового переселения в страну отцов.
Осенью 1898 года, по рекомендации профессора, чьи лекции по марксистской диалектике он посещал, Жаботинский был направлен в Рим корреспондентом все той же газеты. В Италии он, помимо исполнения обязанностей корреспондента, занимается на юридическом факультете Римского университета, изучает историю Италии и живо интересуется жизнью и актуальными проблемами этой страны и ее народа. Ознакомление с восстанием Гарибальди и борьбой Мадзини и влияние этих героев итальянского народа особенно сказались впоследствии на образе мыслей и политической деятельности Жаботинского. Он покидает "Одесский листок" и становится корреспондентом либеральной и влиятельной газеты "Одесские новости". Темы статей Жаботинского были самые разнообразные, и его статьи освещали все стороны итальянской жизни.
В 1901 году Жаботинский покидает Рим и возвращается в Одессу. Дважды в неделю появляются на страницах газеты его статьи, подписанные псевдонимом "Альталена". Он становится ведущим фельетонистом на юге России. Его литературный псевдоним стал нарицательным именем в среде прогрессивной русской интеллегенции.
Состоя членом редколлегии "Одесских новостей", Жаботинский систематически посылал свои статьи также в итальянскую социалистическую газету "Аванти". Сотрудничество в такой газете навлекло на него подозрения царской охранки, и весной 1902 года Жаботинский был арестован. Через семь недель его освободили, но в течение нескольких лет он оставался под надзором полиции.
Волна погромов, прокатившаяся по России в 1903-- 04 гг., пробудила еврейское самосознание Жаботинского. Погром в Дубоссарах весной 1903 г. вызвал резкую реакцию среди сионистских кругов Одессы. Союз студентов-сионистов "Иерусалим" организовал первый в истории российского еврейства отряд самообороны. Жаботинский и его единомышленники развернули широкую деятельность по сбору денег на закупку оружия для отряда.
В Одессе опасность миновала, но в Кишиневе с 6-го по 8-е апреля 1903 года бушевал еврейский кровавый погром. Резня в столице Бессарабии потрясла еврейство и ознаменовала собой начало новых настроений среди евреев, начало протеста против безропотной покорности судьбе. В результате кишиневского погрома в районах черты оседлости были созданы отряды самообороны. Эти события ускорили вступление Жаботинского в движение национального возрождения и привели его к активному участию в деятельности сионисткой организации, в которой он выдвинулся на ключевые позиции.
В 1904 году Жаботинский переводит на русский язык поэму Бялика "Сказание о погроме", которая потрясла еврейство пламенным протестом против позорной трусости и непротивления. Он входит в движение русского сионизма со всей энергией своей темпераментной натуры. Появляется поток его статей и брошюр об идее и практике сионизма. Он объезжает всю Россию. Но не все идет гладко. Национальный и социальный гнет царской России привлекает еврейскую молодежь в ряды подпольного социалистического движения. Социал-демократический Бунд стал значительной силой, главным образом, в западных частях России (Польша, Белоруссия, Литва). В его ряды влились десятки тысяч чернорабочих, ремесленников, интеллигентов. Бундовцы отвергали сионизм как решение еврейской национальной проблемы и ограничивались требованием предоставления евреям национально-культурной автономии в диаспоре.
Одновременно среди еврейской интеллигенции России и Западной Европы начала появляться тенденция к ассимиляции.
Жаботинский хорошо понимал, что Бунд и ассимиляторские настроения, угрожавшие завладеть умами еврейской молодежи, являются основными врагами сионизма и в своих статьях, выступлениях и полемике объявил им войну.
Особо резко и гневно Жаботинский выступал против поборников ассимиляции. Он был глубоко убежден, что попытка раствориться в чужой среде, чужой культуре обречена на провал.
В это время появляется его пьеса "Чужбина". Жаботинский клеймит позором бесплодные попытки еврейской молодежи найти на чужих нивах решение трагической проблемы их бездомного народа. В пьесе он пророчески предсказал, что услуги, оказываемые еврейской молодежью революции будут в конце концов отвергнуты -- пророчество, которое в наши дни стало трагической действительностью. У Жаботинского был один ответ на решения еврейского вопроса -- сионизм.
Жаботинский избирается делегатом Шестого сионистского конгресса в Базеле -- последний конгресс, в котором участвовал основоположник политического сионизма Теодор Герцль. Здесь в первый и последний раз Жаботинский слушал Герцля.
Следует отметить, что Жаботинский никогда не рассматривал сионистскую деятельность как инструмент для достижения своих личных интересов. Свой хлеб он зарабатывал журналистской и писательской работой, которые высоко ценились издателями.
Шаг за шагом Жаботинский становится ведущим публицистом и теоретиком русского сионизма. Поколения еврейской интеллигенции воспитались на его произведениях. Его публицистика того периода так глубока, так четко определяет различные направления в истории, что, несмотря на фундаментальные изменения в России после Октябрьской революции, она и по сей день служит идеологической основой для национально пробуждающейся еврейской русскоязычной молодежи в Советском Союзе и за его пределами.
В 1903 году Жаботинский переезжает из Одессы в Петербург, где становится членом редколлегии ежемесячного журнала "Еврейская жизнь", а позднее -- еженедельника "Рассвет".
Годы 1905-- 1908 считаются эпохой подлинного национального возрождения русского еврейства. Российские сионисты не только широко пропагандируют учение Герцля, но также основывают школы, семинары, распространяют знания и, проникая в еврейские общины, борются с ассимиляторскими тенденциями, как справа, так и слева. И в первых рядах борцов -- Владимир Жаботинский.
В 1906 году Жаботинского причисляли к числу авторов "Гельсингфорской программы", которая требовала предоставления евреям равноправия и культурной автономии в рамках демократических государств.
Переворот младотурок в Оттоманской империи в 1908 году открыл перед Жаботинский новое поле деятельности. В то время он был в Вене. Центральный комитет Сионистской организации в России предпринял шаги с целью создания в Турции сети сионистской печати. Жаботинский откликнулся на события в Турции серией статей: "Новая Турция", "Возможности" и другие. По просьбе президента Сионистской организации он едет в Стамбул и организует там выпуск газет и журналов на французском, ладино, иврите, что неожиданно заставляет задуматься турецкое еврейство над сутью и смыслом сионизма. Жаботинский не ограничивается журналистикой. Его встречи с министрами турецкого правительства, членами парламента, верхушкой революционного движения младотурок принесли неоценимую пользу сионистскому делу.
Много внимания Жаботинский придавал еврейскому воспитанию молодежи и считал, что одним из важнейших аспектов национального возрождения является приобщение к языку иврит. В 1911 году он основал в Одессе книгоиздательство "Тургеман" ("Переводчик") с целью дать читателю на иврите лучшие образцы всемирной классической литературы.
В 1910-- 1913 гг. Жаботинский возглавил в России борьбу за права евреев и за "гебреизацию" еврейского рассеяния (внедрение иврита). Его план не был принят не только ассимиляторами, но даже Союзом сионистов, лишь просветительная организация "Тарбут" ("Культура") в период между мировыми войнами с успехом распространяла иврит среди еврейской молодежи в странах восточной Европы -- в Польше, Литве, Латвии и частично в Румынии.
Жаботинский одним из первых понял, что первая мировая война открыла новую эру в истории народов в двадцатом веке, но она же положила конец сионисткой деятельности в Европе и разрушила связи между руководством Сионистской организации и ее филиалами в разных странах. В своей книге "Слово о полку" Жаботинский признается, что в начале войны он чувствовал себя сторонним наблюдателем и был нейтрален. Союз между антисемитской царской Россией и странами Антанты удерживал на Западе многих евреев от поддержки этого блока. Вступление Турции в военные действия в декабре 1914 г. на стороне Германии резко изменило нейтралистское отношение Жаботинского к войне. Он был убежден, что после войны, когда решатся судьбы народов, будут прислушиваться только к требованиям тех из них, которые принимали участие в войне. Он утверждал, что еврейскому народу на мирной конференции только в том случае будет предоставлено право голоса, если его сыны выступят на полях сражений не разбросанными среди чужих армий, а как единая национальная военная единица.
В начале войны Жаботинский в качестве корреспондента влиятельных московских газет выезжает в западную Европу. После вступления Турции в войну он посещает страны северной Африки, чтобы вблизи изучить результаты объявления Турцией священной войны всех мусульман против Антанты. После ознакомления с настроениями евреев в Марокко, Алжире и Тунисе Жаботинский выезжает в Египет, где в лагере Кабари под Александрией встречается с еврейскими беженцами из Палестины.
Жаботинский предлагает создать боевую еврейскую единицу. Капитан Иосиф Трумпельдор и выпускники тель-авивской гимназии "Герцлия", находившиеся среди беженцев, с восторгом приняли это предложение. После долгих и утомительных переговоров с английскими военными властями было создано вспомогательное транспортное подразделение -- отряд погонщиков мулов, которое позже принимало участие в высадке англичан в Галлиполи. Вначале отрядом командовал полковник Джон Генри Патерсон, а затем -- Иосиф Трумпельдор. Но для Жаботинского основной задачей было создание боевого, а не вспомогательного подразделения. Его план создать еврейские части, которые примут участие в мировой войне на стороне союзных держав, встретил резкое сопротивление со стороны исполкома Всемирной сионистской организации и всех сионистских лидеров, кроме доктора Хаима Вейцмана. Члены исполкома утверждали, что еврейский народ, рассеянный между воюющими народами, не может открыто стать ни на одну из сторон, ибо это подвергнет опасности евреев, живущих по другую сторону фронта. По их мнению, боевая еврейская единица в составе союзных войск означает катастрофу для евреев Палестины.
Жаботинский, умело используя политические затруднения Англии и ее интересы на Ближнем Востоке, преодолел в конце концов возникавшие препятствия. Создав еврейский легион в составе британской армии, Жаботинский изменил облик сионизма, прибавив к его политическому и колонизаторскому аспектам новый, жизненно важный военный фактор. Он добился для еврейского народа права бороться за свою историческую родину еще до того, как Декларация Бальфура признала за евреями право на национальный дом в Палестине.
Жаботинский был зачислен рядовым, успешно окончил курс сержантов и незадолго до отправки полка в Палестину был произведен в лейтенанты. Будучи на военной службе, он некоторое время исполнял обязанности связного между Сионистской организацией в Палестине и английской военной администрацией и штабом генерала Алленби.
После демобилизации Зеев Жаботинский с семьей поселяется в Иерусалиме, печатается в газете "Гаарец". Он внимательно следит за влиянием на арабов антиеврейской политики английского военного командования, поощряющей местных арабов к кровавой расправе.
Вместе с Рутенбергом (организатор убийства провокатора попа Гапона, инженер, руководитель строительства электростанций в Эрец Исраэль) Жаботинский собирает шестьсот иерусалимских юношей и бывших солдат Еврейского легиона и организует первый в Палестине отряд самообороны "Хагана". В Пасху 1920 года вспыхнул погром, и, когда Жаботинский организовал защиту еврейского населения от арабских погромщиков, англичане арестовали его и 19 членов самообороны. Военный суд приговорил Жаботинского к пятнадцати годам каторжных работ в тюремной крепости Акко. Этот арест и жестокий приговор вызвали бурю протеста во всем мире, особенно в самой Англии, пресса которой называла Жаботинского еврейским Гарибальди. Под давление общественного мнения дело пересмотрели и приговоры смягчили, а затем и вовсе отменили.
Однако Жаботинский был глубоко задет тем, что лидеры и общественность ишува не осознали в полной мере оскорбление, которое было нанесено еврейским патриотам.
А в Палестине английская военная администрация делала все возможное, чтобы выбросить за борт груз обязательств, принятых ею по Декларации Бальфура. Герберта Сэмюэля, первого еврея на посту верховного комиссара Палестины, приветствовал также В.Жаботинский. Но он раньше других убедился в том, что политика Сэмюэля убийственна для сионистских устремлений. Система, созданная военной администрацией Алленби и Болса, пустила корни, и арабы скоро поняли, что проарабская политика англичан остается неизменной. Безнаказанность поощряла арабов на новую резню в Яффо уже через год после погрома в Иерусалиме в 1921 году. Результаты сказались весьма скоро: Сэмюэль после погрома в Яффо запретил дальнейший въезд евреев в страну, как это сделал Болте сразу после погрома в Иерусалиме за год до того. Жаботинский предлагал правлению Всемирной сионистской организации начать согласованные и более энергичные действия против антиеврейской политики англичан в Палестине. Но сионистское руководство не согласилось с утверждением Жаботинского о том, что Сэмюэль подрывает политическую позицию сионизма, и отклонило это предложение.
Опубликованная Черчиллем 1 июня 1922 года "Белая книга", имевшая целью успокоить арабов, выступавших против еврейской иммиграции, тем самым шантажировала сионистское руководство. Однако правление приняло "Белую книгу": Вейцман голосовал за, Жаботинский -- против. "Белая книга" подорвала веру еврейских масс в сионистское движение. Единственным путем восстановить доверие и одновременно предотвратить дальнейшее урезывание прав сионизма было, по мнению Жаботинского, открытое столкновение с правительством Великобритании с целью раскрыть его замыслы. Его предложение вновь провозгласить исторические цели сионизма, открыто обвинить Великобританию в том, что ее политика противоречит букве и духу мандата, предоставленного ей Лигой Наций, было и на сей раз отклонено. Тогда Жаботинский подал в отставку, вышел из правления и из Сионистской организации, чтобы подчеркнуть свой протест против политики соглашательства под руководством проф. Х.Вейцмана.
Жаботинский занялся книгоиздательством. Ему казалось, что его политическая карьера в сионизме закончилась. Но это было не так.
В июле 1923 года Жаботинский принял предложение редакционной коллегии журнала "Рассвет", органа русских сионистов, эмигрировавших после Октябрьской революции в Берлин, стать его постоянным корреспондентом. В серии статей Жаботинский разъяснял свой подход к проблемам сионизма, свое отношение к английскому правительству и свое кредо по ряду социальных и экономических проблем, стоявших перед еврейским населением Палестины. Статьи эти произвели очень сильное впечатление, особенно на молодежь, говорившую по-русски в Прибалтике, в восточных районах Польши, в румынской Бессарабии, среди евреев-эмигрантов в Париже, Берлине, Лондоне и Палестине.
Осенью 1923 года по поручению журнала "Рассвет" Жаботинский посетил, прибалтийские страны и Данциг с серией лекций. Они увенчались небывалым успехом. В Риге еврейская молодежь с энтузиазмом встретила Жаботинского и выслушала его выступления с огромным воодушевлением, но поставила резонный вопрос: "Мы согласны с политикой и борьбой, предложенными тобой, но кто будет возглавлять ее?" В одной рижской средней школе Жаботинский беседовал с учениками, состоявшими в Объединении активистской сионистской молодежи имени Иосифа Трумпельдора. Информацию о сионизме эта молодежь черпала из газет на идиш, издававшихся Жаботинским в Копенгагене и затем в Лондоне. На базе этой ученической организации был создан Союз (Брит) Иосифа Трумпельдора -- Бейтар.
В октябре 1924 года Жаботинский публикует сообщение о создании в Париже центрального бюро с целью "сплотить все оппозиционные группировки в сионизме", и в апреле 1925 года в конференции этого бюро приняли участие представители активистов этого политического направления из Франции, Германии, Латвии, Эстонии, Англии, Румынии, Болгарии и Палестины. Новое сионистское объединение начало свою деятельность, ее члены называли себя сионистами-ревизионистами.
По предложению Жаботинского конференция так сформулировала программу сионизма: "Целью сионизма является превращение Эрец Исраэль (включая Трансиорданию) в еврейскую республику с еврейским большинством населения". Новая организация была объявлена неотделимой частью Всемирной сионистской организации с правом вести разъяснительную работу среди евреев и неевреев.
На 14-м сионистском конгрессе в 1925 г. в Вене Жаботинский изложил программу ревизионистов и подверг развернутой критике официальный курс. В борьбе за исправление политической линии сионизма -- борьбе, которую он вел до самой смерти, -- Жаботинский посетил множество стран с докладами о политической линии сионистов-ревизионистов. Везде он основывал новые филиалы движения, публиковал множество статей на нескольких языках. Его единомышленники переводили их на все языки, на которых говорили евреи изгнания. Много времени и энергии вложил Жаботинский в организацию и развитие молодежного движения ревизионистов Бейтар. Эта военизированная организация была создана, по выражению Жаботинского, для того, чтобы "вырастить новый тип еврея, в котором нуждается еврейский народ для строительства своего государства".
Влияние Жаботинского на еврейскую молодежь было настолько велико, что с течением времени не только его ученики, но и политические противники стали перенимать его многие практические методы и, в какой-то мере, подражали ему.
В 1926 году В. Жаботинский впервые за последние четыре года посетил Палестину. Почти все еврейское население встречало с воодушевлением "защитника Иерусалима и первого заключенного за Сион". Там он уделяет много времени проблемам Иерусалимского университета, поскольку многие высшие учебные заведения восточной Европы стали почти недоступными для еврейских студентов.
В 1927 году В. Жаботинский опубликовал свой роман "Самсон Назарей"; в нем он вывел тип еврея, который он старался формировать из современной молодежи.
В 1928 году В. Жаботинский переезжает в Палестину, становится главным редактором газеты "Доар айом", которая резко выступает против британской администрации в Палестине и официального сионистского руководства.
Постепенно ревизионизм и Бетар охватывают все более широкие массы евреев как в диаспоре, так и среди ишува. Это вызывало острое сопротивление в умеренных кругах сионистского руководства и вражду рабочего движения в Эрец Исраэль. Требование Жаботинского, чтобы Сионистская организация официально объявила, что конечная цель сионизма -- создание еврейского государства по обеим сторонам Иордана, было отвергнуто большинством голосов на 15-ом и 17-ом сионистских конгрессах. Большинство опасалось, что резолюция усилит вражду арабов и поставит под угрозу заселение и развитие Эрец Исраэль. Примат идеи государства над социальными идеалами резки оспаривали видные де
ятели социалистических партий сионистской организации и рабочего движения в стране. Для них важнейшей целью сионизма было создание в Эрец Исраэль идеального общества
на основах социальной справедливости, выраженных в идеологии социализма или коммунизма.
Значение, которое Жаботинский придавал легальному восстановлению еврейского легиона, руководство ишува рассматривало как милитаризм. Оно считало более целесообразным организацию полулегальной хаганы (самообороны).
После кровавых событий 1929 года в Иерусалиме и Хевроне была наряду с "Хаганой" организована "Национальная военная организация" (ЭЦЕЛ), номинальным руководителем которой впоследствии стал Жаботинский, хотя после поездки за границу мандатные власти лишили его права возвращения в Палестину.
В 1930-х гг. началась нелегальная иммиграция ("Алия Бет") евреев в Эрец Исраэль. На первом этапе она была организована руководителями ревизионистской партии. Задачей этой нелегальной алии было перебросить молодых евреев из Европы, в которой у них не было никакого будущего, в свою историческую родину.
Приход Гитлера к власти в Германии поставил перед еврейским народом новую задачу. Жаботинский один из первых понял опасность, которую нацистский режим представляет для евреев. Первой его реакцией было -- организовать всемирный бойкот немецких товаров. Но прежде чем движение бойкота получило размах, Жаботинский вынужден был обратить всю свою энергию против кровавого навета на ревизионистов в связи с убийством Арлозорова 16 июня 1933 года на берегу моря в Тель-Авиве. Там в тот вечер арабскими бандитами (или английскими агентами) был убит глава политического отдела Еврейского Агентства Хаим Арлозоров. Сионисты-социалисты поспешили использовать это трагическое событие в политическом споре. Английская охранка искуссно использовала этот случай для усиления враждебности между евреями в Палестине. Были арестованы трое, все -- ревизионисты. Несмотря на то, что суд оправдал подозреваемых, навет привел еврейское население Палестины на грань гражданской войны. В странах рассеяния атмосфера стала напряженной, и враждебность между различными сионистскими группировками усилилась.
Чтобы избежать гражданской войны, Жаботинский обратился в исполком Всеобщей профсоюзной организации (Гистадрут) с предложением нормализовать отношения с ревизионистами. Переговоры Жаботинского с Бен-Гурионом по этому вопросу велись очень долго, и было достигнуто совместное соглашение. Ревизионисты соглашение утвердили, но Гистадрут плебисцитом отклонил его. Тогда стало ясно, что нет никакой возможности нормализовать отношения между ревизионистами и остальными сионистскими партиями. И в апреле 1935 г. правление Всемирного союза сионистов-ревизионистов приняло, по предложению Жаботинского, решение о создании Новой сионистской организации.
Ее первый съезд состоялся в Вене в сентябре 1935 года с участием 350 делегатов, избранных 713 тысячами избирателей в 32 странах.
В феврале 1937 года Жаботинский выступил перед Королевской комиссией, возглавляемой лордом Пилем. Его выступление вошло в классику сионистского идеологического обоснования. Решение комиссии -- предложение о разделе Палестины. 20-й сионистский конгресс в Цюрихе принял это предложение Королевской комиссии, Жаботинский и Новая сионистская организация категорически отвергли раздел.
Основной проблемой Жаботинский считал ликвидацию еврейского рассеяния, то есть массовую репатриацию. Уже в 1936 года Жаботинский предупреждал, что еврейство восточной Европы теряет свои экономические и культурные позиции одну за другой, и если еврейство не ликвидирует рассеяние, то в рассеянии будет ликвидировано еврейство.
21 апреля 1938 года молодой бейтарец из Луцка Шломо Бен-Иосеф бросил гранату в арабский автобус в отместку за убийства евреев арабами. Граната не разорвалась, однако английский суд приговорил юношу к смертной казни. 28 июня Шломо Бен-Иосеф был повешен. Тогда Жаботинский отдает ЭЦЕЛю приказ начать военные действия против арабских погромщиков.
Ни сгустившиеся над Европой тучи, ни безнадежное положение еврейских общин в Европе, ни циничная антисионистская политика английского правительства не смогли подорвать глубокую веру Жаботинского в то, что еврейское государство будет создано "в наши дни".
Вспыхнула вторая мировая война. Жаботинский во главе делегации Новой сионистской организации выехал в Соединенные Штаты Америки, чтобы развернуть кампанию по созданию еврейской армии.
Средства его были скудными, он не располагал источниками для финансирования широкой пропагандистской кампании в Соединенных Штатах, где в тот период безраздельно царил дух изоляционизма и нежелания быть вовлеченным в войну в Европе.
Во время посещения летнего лагеря Бетара, расположенного недалеко от Нью-Йорка, с Жаботинским случился сердечный удар, и он скончался 4 августа 1940 г.
В своем завещании Жаботинский распорядился похоронить его в том месте, где его настигнет смерть, а впоследствии перенести останки в независимое Еврейское государство лишь по постановлению его правительства. В том, что еврейское государство будет создано он не сомневался.
Лишь в 1964 году предсмертная воля Жаботинского была выполнена, и по решению правительства Государства Израиль его прах был перевезен и захоронен на горе Герцля в Иерусалиме.
Такова краткая биография Владимира (Зеэва) Жаботинского, борца, публициста, писателя и одной из самых ярких фигур эпохи национального возрождения еврейского народа. Его идеи осуществились и пустили глубокие корни в народе. Это была героическая личность, оставившая неизгладимый след в истории своего народа.
Многие из предсказаний Жаботинского о судьбах еврейского и многих западно-европейских народов сбылись, но, к сожалению, он не дожил ни до них, ни до осуществления своей основной мечты -- создания независимого еврейского государства.

_________________BenZion.Ru_________________
Этот помер не найдя смысла в жизни, а тот помер найдя смысл в жизни, а тот помер не ища смысл в жизни, а этот вообще еще живет! Надо с ним побеседовать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Eliezer
.:: Модератор ::.
<span style='color:green;'><b>.:: Модератор ::.</b></span>




Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 16.10.2006
Сообщения: 307



СообщениеДобавлено: 30 Октября 2006 05:15    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

8го Ноября будет Йорцайт одного из учеников Зеева Жаботинского, Рава Меера Кахане. Здесь приводится его краткая биография в переводе Ефима Майданика.

http://www.sedmoykanal.com/article.php3?id=470

Рабби Меир Кахане - биография

3 Ноября 2001
Брошюра
Рабби Меир Кахане,
выпущенная к 7-й годовщине его трагической гибели
в месяце хешван 5758 года в Иерусалиме ешивой “Еврейская идея”
(адрес: рехов Шмарья, 11, п/я 61379, Иерусалим)
(перевод с английского)


Рабби Меир Давид Кахане
Родился 28 тамуза 5692 года
Убит 18 хешвана 5751 года
Да отомстит Ха-Шем за его кровь!

Предисловие

Мы хотим опубликовать, с помощью Ха-Шема, полную и подробную биографию рабби Меира Давида Кахане, да отомстит Б-г за его кровь. Эта брошюра – всего лишь свеча, зажженная в память о нем в годовщину его убийства. В ней отмечается то, о чем говорил сам рабби: “Говорят наши мудрецы: ‘Не надо собирать последователей для праведников. Их собственные слова служат в качестве их мемориала’” (Трактат Ерушалми, Шкалим 2:5).

Хешван 5758 года




Глава 1
Его жизнь и дела


“Тора истинная в устах его, и несправедливость не пребывала на губах его,
в мире и справедливости ходил он со Мной и многих отвратил от греха.
Ибо уста священника должны хранить знание, и Тору искать должно из уст его,
Ибо посланник Господа Цваота он”.
(Малахи 2:6-7)


Предки семьи Кахане жили в Цфате (5627-1867)

Еще до “Первой алии” и последовавших за ней волн алии, на протяжении многих поколений смелые евреи, которые верили в Скалу Израиля (“Цур Исраэль”), бросали свои дома в изгнании и направлялись в Эрец-Исраэль. Хотя в те времена еврей мог обеспечить себе экономическое процветание в галуте, многие евреи предпочитали жизнь на развалинах “святых зданий Ха-Шема” благополучию на чужбине.

В 1867 г. жить в Эрец-Исраэль было нелегко и ситуация там была очень неустойчивой. Тем не менее, рабби Барух Дов Кахане, видный представитель хасидской группы Цанца, покинул Галицию и совершил алию в Эрец-Исраэль. Он поселился в Цфате, основав там общину хасидов из Цанца и бейт-мидраш.

В Эрец-Исраэль у рабби Баруха Дова родились дети – сын Нахман и дочь Нехама. Дочь вышла замуж и обосновалась в Тверии, а рабби Нахман пошел по стопам своего отца и стал знатоком Торы. Впоследствии он занял место своего отца в колеле “Галиция”. Ему выпала честь создания первой больницы в Цфате. Рабби Нахман стал членом совета Англо-Палестинского банка, открытого в Цфате в 1910 г. Подобно отцу, он посвящал большую часть своего времени Торе. В ешиве Хатама Софера он занимал видное положение среди духовных наставников.


Рабби Ехезкель Шрага отправляется в Европу

До начала Первой мировой войны рабби Нахман зарабатывал на жизнь, работая на текстильной фабрике, которой руководил его партнер, еврей из Дамаска. Во время войны обстановка в стране стала нестабильной. Многие учреждения и предприятия закрылись, и даже семье Кахане, которая считалась весьма зажиточной, пришлось очень нелегко. А тут еще в стране вспыхнула эпидемия тифа, косившего стариков и молодых.

Ближе к концу войны рабби Нахман решил отправить своего сына Ехезкеля Шрагу, самого младшего из восьми детей, в Европу. Молодой Ехезкель Шрага изучал Тору с большим рвением, и когда ему исполнилось 20, он получил смиху (квалификацию раввина) у рабби Акивы Софера (внука Хатама Софера).

В 1924 г. рабби Ехезкель Шрага оставил Европу и отправился в Соединенные Штаты. Там он женился. Рабби Ехезкель Шрага получил должность в раввинате Бруклина в Нью-Йорке. Жизнь в Америке нисколько не ослабила его любви к Эрец-Исраэль. Все члены семьи Кахане постоянно принимали участие в сионистской деятельности, тяготея к ревизионистам. В такой атмосфере вырос их старший сын Меир Давид, родившийся в 1932 г.


Детство рабби Меира Давида

В те времена в Бруклине не слишком любили евреев, особенно тех, кто носили ермолки. Антисемиты – негры, итальянцы и другие – были всегда готовы сделать неприятность евреям, жившим в их районах.

Рабби Нахман (брат рабби Меира, родившийся в 1938 г.) вспоминает: “Мы были единственными детьми, которые ходили повсюду в ермолках. А это означало, что тебя будут бить и тебе придется защищаться. Тем не менее, за этот принцип мы сражались”. В такой атмосфере, постоянно отстаивая в драке еврейскую гордость, с одной стороны, и внимательно следя по газетам за происходившими в Европе событиями – с другой, рос и мужал рабби Меир Кахане.

Непрерывная учеба в ешиве не мешала его сионистской деятельности. В тот период, когда евреи в Эрец-Исраэль сражались с британскими властями, рабби руководил деятельностью американского отделения “Бейтара”. Он прошел курс военной подготовки, намереваясь вступить в ряды ЭЦЕЛ в Эрец-Исраэль. Однако к тому времени, когда курс закончился, Государство Израиль уже было создано, и рабби пришлось изменить свои планы. Рабби Кахане вступил в организацию “Бней Акива”. Вскоре его назначили секретарем нью-йоркского отделения. Его харизматическая личность отразилась на деятельности движения “Бней Акива”.


В ешиве “Мир”

Сионистская деятельность не помешала рабби Кахане прилежно изучать Тору. Раввины ешивы “Мир” и не помышляли о том, чтобы исключить “сионистского парня” – жалко было потерять одного из самых отличных студентов. Сам рабби Кахане рассказывал, что ему приходилось возмещать часы, посвященные общественной – сионистской – деятельности, за счет сна. Он занимался в ешиве “Мир” четырнадцать лет и в этот период сумел выкроить время для получения двух университетских дипломов – в областях политологии и юриспруденции.

В 1959 г. рабби Кахане назначили на должность раввина еврейской общины Ховард-Бич. Он уделял много времени молодым людям, которые отошли от иудаизма. Так велик был успех рабби, что некоторые родители стали “бояться за судьбу своих детей”. Им не подходили методы рабби, который “вмешивался” в процесс учебы, и они потребовали отстранить его от работы.


Рабби Кахане – редактор газеты “Джуиш пресс”

История увольнения молодого раввина тронула рабби Класса, редактора еврейского еженедельника “Джуиш пресс” (сегодня это крупнейшая еврейская газета в мире). Он попросил рабби Кахане написать статью о своем деле для газеты. Статья оказалась первой из тысяч статей, которые рабби Кахане опубликовал в газете. Он сотрудничал с “Джуиш пресс” до последних дней своей жизни. Все его материалы пронизаны идеями Торы и связаны с текущими событиями, а в статьях на политическую тему отражается чувство еврейской гордости. Многие евреи, живущие в самых различных странах, говорили рабби Кахане, что именно его статьи впервые пробудили у них чувство еврейской гордости и дали им представление о том, что есть еврейская гордость. Один читатель сформулировал свою мысль так: “Когда я увидел рабби Кахане, я почувствовал гордость как еврей”.

Ближе к концу 60-х годов американские евреи стали чувствовать себя неуверенно, и это отразилось в тысячах обращений, направленных в газету “Джуиш пресс”. Рабби Кахане, который в то время уже был одним из редакторов газеты, передалась тревога евреев. В то же время он слышал крики миллионов евреев, уничтоженных в Европе, евреев, которых гнали на смерть подобно скоту. И тогда он сформулировал призыв: НИКОГДА БОЛЬШЕ!


“Лига защиты евреев”

“Никогда больше” – никогда больше евреев не будут бить, никогда больше мы не потерпим насилия со стороны неевреев; мы – новое поколение, и представители этого поколения отрубят руку, поднявшуюся против евреев, так, чтобы каждый, кто ударит еврея, сам получил удары, и более сильные удары. Так учил рабби Кахане, и так он действовал.

До основания “Лиги” евреи с ермолками на голове не чувствовали себя в безопасности. Однако ситуация изменилась: негры и другие антисемиты поняли, что если они станут прибегать к насилию, даже в ограниченных масштабах, это вызовет “насилие и бунт” евреев – те возьмутся за дубинки, и при этом могут быть “разбитые головы”. Такие и иные формы деятельности “Лиги” давали защиту евреям – в основном пожилым представителям нижнего класса, жившим в трущобах по соседству с итальянцами и неграми. “Лига” наносила удары также по нацистским и антисемитским движениям. Можно утверждать, что “Лига защиты евреев” стала единственным адресом, по которому обращались евреи, страдавшие от антисемитов.

Не удивительно поэтому, что деятели еврейского истеблишмента, организаций “Бондс”, “Бней брит” и другие евреи, пытавшиеся понравиться неевреям и не отваживавшиеся поднять голову, встретили деятельность “Лиги” без особого энтузиазма. Они поспешили выступить с оскорблениями по адресу ее членов. Тем не менее, прошло какое-то время, и они стали обращаться в “Лигу” за помощью.


“Железный занавес” поднимается

В те времена никто в мире не говорил о судьбе “евреев молчания”, живших в Советском Союзе. Коммунистический режим подавлял любую попытку людей добиться личных свобод. Евреи, желавшие выехать в Эрец-Исраэль, упирались в стену. Просьбы выдать разрешение на выезд встречали отказ. Но это было еще не все. Власти и КГБ преследовали отказников, сажали их в лагеря и тюрьмы. Весь мир, однако, молчал. Молчало мировое еврейство, не реагируя на угнетение миллионов евреев.

Рабби Кахане не молчал. Он начал действовать. “Лига защиты евреев” поставила цель – пробудить и встряхнуть мировое и американское общественное мнение, причиняя ущерб СССР. Сначала это делала горсточка евреев-демонстрантов, устраивавших пикеты возле советских посольств по всему миру.

Деятельность “Лиги защиты евреев” началась в то время, когда Советскому Союзу нужно было благосклонное отношение американцев. Балетные коллективы из России гастролировали по всему миру. Где бы они ни выступали, они слышали насмешки и улюлюканье. Дело не ограничивалось художественными коллективами. Дошло до того, что советские дипломаты стали бояться ходить по улицам – на них совершались нападения. Усилия “Лиги” привели к тому, что “железный занавес” поднялся и весь мир узнал о проблемах советских евреев.


Рабби совершает алию

В 1972 г. сбылась многолетняя мечта рабби Кахане, и он с семьей (женой и четырьмя детьми) покинул галут в США и совершил алию. В Израиле рабби создал “Лигу защиты евреев в Эрец-Исраэль”. Эта организация со временем превратилась в движение КАХ. Главными направлениями деятельности “Лиги” в то время была борьба против христиан-миссионеров, содействие еврейскому и сионистскому образованию, создание новых населенных пунктов по всей стране, в особенности в святых для евреев местах.


Бомба замедленного действия

Рабби Кахане обладал способностью заглядывать в отдаленное будущее. Более 20 лет назад, когда иллюзия израильско-арабского сосуществования воспринималась как реальность, что находило выражение практически на всех политических форумах, он воскликнул: “Арабы – это бомба замедленного действия!”

Его оскорбляли, называли подстрекателем и демагогом, расистом, нацистом, фашистом. Какие только ярлыки не вешали на него! Тем не менее, по прошествии лет – а какое дорогое время было упущено! – стало понятно: он точно предсказывал события, которые должны были случиться. Если бы мы только прислушивались к нему много лет назад, многие евреи, которых сегодня нет в живых, были бы с нами сегодня. Мы не должны были бы тратить миллиарды шекелей на проекты, направленные на обеспечение внутренней безопасности. Если бы мы только слушали его тогда, сегодня мы жили бы в государстве евреев, и это государство гордилось бы своим еврейским характером и своей Торой.

Сегодня, к сожалению, все стало ясно: верхняя половинка “песочных часов” арабской бомбы замедленного действия почти пуста, и момент истины вот-вот наступит. Настанет час, когда нам придется всем признать: рабби Кахане был прав!


Преследования

Вряд ли найдется в этой стране человек, которого преследовали больше и чье имя марали бы так сильно, как рабби Меир Кахане. Против него, против его учения, против его движения и против его действий боролись целые движения. Радиостанция израильской армии “Галей ЦАХАЛ” посвятила целый день войне против движения КАХ и против “расизма”. Тогдашний президент Государства Израиль Хаим Герцог выступал против рабби чуть ли не с каждой трибуны. Правительство и его лакеи бесчисленное число раз арестовывали и допрашивали его. Сроки, которые отсидел в тюрьме рабби Кахане, составили немалую часть его жизни.

В 1979 г. рабби Кахане обратился с посланием к нескольким главам арабских муниципалитетов, в том числе к Бассаму Шаке (который позднее потерял обе ноги в результате взрыва бомбы) и другим. Рабби Кахане предлагал этим лидерам оставить нашу страну, пока не поздно. За это рабби Кахане приговорили к девяти месяцам тюрьмы. Суд проходил в то время, когда он находился под “административным арестом”.

“Административный арест” – чрезвычайная мера, которую использовали британцы во время своего правления в Эрец-Исраэль. Власти держат человека в заключении продолжительный период времени, и им при этом не приходится объяснять причины такого шага или предавать свою жертву суду. Менахем Бегин использовал этот закон в течение короткого времени после передачи Синая нашим египетским врагам – он держал под административным арестом рабби Кахане и активиста КАХа Баруха бен-Йосефа. По истечении почти восьми месяцев рабби Кахане освободили. Это было результатом сильного нажима, оказанного на власти страны в Израиле и за границей.

Рабби Кахане познакомился и с американскими тюрьмами. До отъезда из США его часто предавали суду за деятельность в рядах “Лиги защиты евреев”. Один раз суд закончился годичным тюремным сроком условно. После приезда в Израиль рабби Кахане отправил письмо в “Лигу защиты евреев” в Америке. В письме были изложены подробные планы действий “Лиги” во время предстоявшего визита советского диктатора Брежнева в Соединенные Штаты. Письмо было перехвачено, и когда рабби Кахане в следующий раз прилетел в Штаты, его арестовали. Условный срок превратился в реальный. Рабби просидел в тюрьме целый год.


В тюрьме

Отбывая свои тюремные сроки, рабби Кахане лицом к лицу столкнулся с людьми из самых бедных слоев общества; они получили недостаточное и неправильное в своей основе образование и в итоге оказались на самом дне общества. Вот как рассказал об этом в письме из тюрьмы одной из своих дочерей рабби Кахане: “Мне представилась редкая возможность отбывать заключение с определенной группой представителей нашего народа. Я сумел увидеть с близкого расстояния результаты духовного разрушения, которое осуществлялось на протяжении периода в 30 лет. Осквернение иудаизма неизбежно приводит к осквернению сионизма и национального духа народа. В то же самое время отсутствие положительных ценностей создает на короткое время вакуум, немедленно заполняющийся другими ‘ценностями’...”.

Сидя в тюрьме Рамле, рабби Кахане сумел написать две свои самые важные книги: “О вере и избавлении” (в ней он рассматривает элементы веры и преданности) и “Они должны уйти”. В последней дается анализ состояния в сфере безопасности и политики. Тот, кто прочитает эти две книги сегодня, будет поражен даром предвидения автора.


Рабби в Кнессете

После освобождения из тюрьмы рабби Кахане ощутил сильнейшее чувство своей миссии. Те социальные явления, которые он обнаружил, находясь в тюрьме, усилили его страстное желание изменить действующую в стране систему и добиться того, чтобы в сердце каждого еврея возникло чувство преданности и веры в Твердыню Израиля. Созданное им движение КАХ три раза КАХ терпело неудачу на выборах в Кнессет, однако рабби не отчаивался. Ощущение своей миссии побуждало его сделать новую попытку. И вот наступил этот момент: в 1984 г. около 26 тысяч евреев проголосовали за рабби Кахане и избрали его депутатом Кнессета. Это была его четвертая кампания выборов, и надо отметить, что прогнозы были весьма неблагоприятными. Попав в израильский парламент, рабби Кахане проявил чрезвычайно высокую активность. Он внес на повестку дня Кнессета сотни вопросов, произнес сотни захватывающих речей. Следует отметить, что его выступления изобиловали ссылками на Библию и Талмуд. Десятки раз он вносил вотум недоверия правительству и бессчетное число раз резко осуждал врагов евреев.


Борьба против “расизма” и отстранение КАХа

Деятельность рабби Кахане в последние несколько лет отличалась особой эффективностью. Тысячи евреев присоединились к движению КАХ. Во всех уголках страны сторонники рабби носили его на плечах, сотни евреев призывали: “Кахане к власти!” Такой энтузиазм вызывал раздражение лидеров правительства – Шамира и Переса, и они, боясь потерять власть, утвердили законопроект о запрете движения КАХ. Закон приняли в то время, когда подготовка движения КАХ к очередным выборам в Кнессет была в полном разгаре. По всему Израилю действовали отделения движения. Их были десятки, и тысячи активистов трудились в них с огромной энергией. Рабби Кахане принимал участие в сотнях демонстраций и встреч.

Движение КАХ подало апелляцию против отстранения, и Верховный суд рассмотрел ее. Группа из пяти судей, включавшая одного религиозного еврея (Менахема Элона), постановила: посыл движения КАХ – расистский по своей природе. Было принято решение о недопущении движения КАХ к выборам в Кнессет. Через два дня после этого решения было принято другое: о том, что “Прогрессивный список за мир” – по существу ООП – может участвовать в выборах.


Мы продолжаем свою работу

Как реагировал рабби Кахане на решение об отстранении? Он сказал: “Истина победит, и мы продолжаем свою работу! Нет места отчаянию, движение КАХ исполнено решимости продолжать свою деятельность. Нас изгнали из политической системы, но мы не отказались от своего намерения возглавить народ!”

Рабби Кахане стал работать еще более интенсивно. Теперь большую часть своего времени он уделял написанию статей и книг и деятельности ешивы “Еврейская идея”. Одновременно с этим он участвовал в различных мероприятиях в самом Израиле и по всему миру.

Выезжая из страны, рабби Кахане чаще всего посещал Соединенные Штаты. Обычно каждые несколько месяцев он выступал там в синагогах, в университетах и на различных собраниях евреев. Такого рода деятельность становилась все более и более интенсивной. Рабби Кахане призывал евреев оставить галут и совершить алию в Израиль. В глазах неевреев он олицетворял образ гордого еврея. Рабби никогда не занимался самооправданием, никогда не пытался льстить кому бы то ни было. Выступая на радио или по телевидению, он гордо представлял перед слушателями и зрителями позиции народа Израиля.


Убийство

Сразу же после окончания праздника Суккот 5751 года (по еврейскому календарю) рабби Кахане отправился в Соединенные Штаты для выступлений. Он намеревался говорить в основном о необходимости срочной алии – чтобы спасти от уничтожения евреев, живущих в изгнании.

В отеле “Мариот” в Нью-Йорке рабби выступал с лекцией перед большой группой евреев. Неожиданно к нему подошел араб. В руке у него был пистолет. Негодяй начал стрелять, выпустив две пули. Одна из них попала в шею рабби Кахане. Рабби упал, обливаясь кровью. Последними его словами были слова: “Шма Исраэль! Ха-Шем Элокейну Ха-Шем Эхад!” – он принимал власть Небесного Царства.

Так безвременно окончилась история жизни нашего святого учителя – да отомстит Ха-Шем за его кровь!

Следующая глава

Опубликовано с любезного сгласия ещивы “Еврейская идея”
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
cloud
.:: Супер-Модератор ::.
<span style='color:#A21FA7;'><b>.:: Супер-Модератор ::.</b></span>


Возраст: 68
По гороскопу: Дева
Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 13.04.2005
Сообщения: 2052
Откуда: Israel


СообщениеДобавлено: 30 Октября 2006 17:08    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

Цитата:
Владимир (Зеэв) Жаботинский: Биографический очерк


griva61
Спасибо за статью, очень интересная статья, но автор умалчивает о периоде, когда Жаботинский занимал должность министра по еврейским вопросам, в правительстве директории Симона Петлюры на Украине, если это неправда я буду только рад.

_________________BenZion.Ru_________________

Власть рождает паразитов - да здравствует АНАРХИЯ !!!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Eliezer
.:: Модератор ::.
<span style='color:green;'><b>.:: Модератор ::.</b></span>




Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 16.10.2006
Сообщения: 307



СообщениеДобавлено: 03 Ноября 2006 16:57    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

Хаим-Нахман Бялик

Перевод Вл.Жаботинского

Сказание о погроме

…Встань, и пройди по городу резни,
И тронь своей рукой, и закрепи во взорах
Присохший на стволах и камнях и заборах
Остылый мозг и кровь комками; то - они.
Пройди к развалинам, к зияющим проломам,
К стенам и очагам, разбитым словно громом:
Вскрывая черноту нагого кирпича,
Глубоко врылся лом крушительным тараном,
И те пробоины подобны черным ранам,
Которым нет целенья и врача.
Ступи - утонет шаг : ты в пух поставил ногу,
В осколки утвари, в отрепья, в клочья книг:
По крохам их копил воловий труд - и миг,
И все разрушено…
И выйдешь на дорогу -
Цветут акации и льют свой аромат,
И цвет их - словно пух, и пахнут словно кровью.
И на зло в грудь твою войдет их сладкий чад,
Маня тебя к весне, и жизни, и здоровью;
И греет солнышко, и, скорбь твою дразня,
Осколки битого стекла горят алмазом -
Все сразу Бог послал, все пировали разом:
И солнце, и весна, и красная резня !
Но дальше. Видишь двор? В углу, за той клоакой,
Там двух убили, двух: жида с его собакой.
На ту же кучу их свалил один топор,
И вместе в их крови свинья купала рыло.
Размоет завтра дождь вопивший к Богу сор,
И сгинет эта кровь, всосет ее простор
Великой пустоты бесследно и уныло -
И будет снова все попрежнему, как было…
Иди, взберись туда, под крыши, на чердак:
Предсмертным ужасом еще трепещет мрак,
И смотрят на тебя из дыр, из теней черных
Глаза, десятки глаз безмолвных и упорных.
Ты видишь? То они. Вперяя мертвый взгляд,
Теснятся в уголке, и жмутся, и молчат.
Сюда, где с воем их настигла стая волчья,
Они в последний раз прокрались - оглянуть
Всю муку бытия, нелепо-жалкий путь
К нелепо-дикому концу, - и жмутся молча,
И только взор корит и требует:
За что ? - И то молчанье снесть лишь Бог великий в силах!..
И все мертво кругом, и только на стропилах
Живой паук: он был, когда свершалось то, -
Спроси, и проплывут перед тобой картины:
Набитый пухом их распоротой перины
Распоротый живот - и гвоздь в ноздре живой;
С пробитым теменем повешенные люди;
Зарезанная мать, и с ней, к остылой груди
Прильнувший губками, ребенок : - и другой,
Другой, разорванный с последним криком “мама!”
И вот он - он глядит, недвижно, молча, прямо
В Мои глаза и ждет отчета от Меня…
И в муке скорчишься от повести паучьей,
Пронзит она твой мозг, и в душу, леденя,
Войдет навеки Смерть… И, сытый пыткой жгучей,
Задушишь рвущийся из горла дикий вой
И выйдешь - и земля все та же, - не другая,
И солнце, как всегда, хохочет, изрыгая
Свое ненужное сиянье над землей…
И загляни ты в погреб ледяной,
Где весь табун, во тьме сырого свода,
Позорил жен из твоего народа -
По семеро, по семеро с одной.
Над дочерью свершалось семь насилий,
И рядом мать хрипела под скотом:
Бесчестили пред тем, как их убили,
И в самый миг убийства… и потом.
И посмотри туда: за тою бочкой,
И здесь, и там, зарывшися в сору,
Смотрел отец на то, что было с дочкой,
И сын на мать, и братья на сестру,
И видели, выглядывая в щели,
Как корчились тела невест и жен,
И спорили враги, делясь, о теле,
Как делят хлеб, - и крикнуть не посмели,
И не сошли с ума, не поседели
И глаз себе не выкололи вон
И за себя молили Адоная!
И если вновь от пыток и стыда
Из этих жертв опомнится иная -
Уж перед ней вся жизнь ее земная
Осквернена глубоко навсегда;
Но выползут мужья их понемногу -
И в храм пойдут вознесть хваленья Богу
И, если есть меж ними коганим,
Иной из них пойдет спросить раввина:
Достойно ли его святого чина,
Чтоб с ним жила такая, - слышишь? с ним!
И все пойдет, как было…
И оттуда
Введу тебя в жилья свиней и псов:
Там прятались сыны твоих отцов,
Потомки тех, чей прадед был Иегуда,
Лев Маккавей, - средь мерзости свиной,
В грязи клоак с отбросами сидели,
Гнездились в каждой яме, в каждой щели -
По семеро, по семеро в одной…
Так честь Мою прославили превыше
Святых Небес народам и толпам:
Рассыпались, бежали, словно мыши,
Попрятались, подобные клопам,
И околели псами…
Сын Адама,
Не плачь, не плачь, не крой руками век,
Заскрежещи зубами, человек,
И сгинь от срама 1
Но ты пойдешь и дальше. Загляни
В ямской сарай за городом у сада -
Войди туда. Ты в капище резни.
В угрюмой тьме коробится громада
Возов, колес, оглоблей там и тут -
И кажется зловещим стадом чуд:
То словно спят вампиры-великаны,
До устали пресыщены и пьяны
От оргий крови. Ссохся и прирос
Мозг отверделый к спицам тех колес,
Протянутых, как пальцы, что, напружась,
Хотят душить. Кровавое, в дыму,
Заходит солнце. Вслушайся во тьму
И в дрожь бездонной тайны : ужас, ужас
И ужас бесконечно и навек…
Он здесь разлит, прилип к стенам досчатым,
Он плавает в безмолвии чреватом -
И чудится во мгле из под телег
Дрожь судорог, обрубки тел живые,
Что корчатся в безмолвной агонии, -
И в воздухе висит последний стон -
Бессильный голос муки предконечной -
Вокруг тебя застыл и реет он,
И смутной скорбью - скорбью вековечной
Кругом дрожит и бродит тишина…
Здесь Некто есть. Здесь рыщет Некто черный -
Томится здесь, но не уйдет, упорный;
Устал от горя, мощь истощена,
И ищет он покоя - нет покою ;
И хочет он рыдать - не стало чем,
И хочет взвыть он бешено - и нем,
Захлебываясь жгучею тоскою;
И, осеня крылами дом резни,
Свое чело под крылья тихо прячет,
Скрывает скорбь очей своих, и плачет
Без языка…
…И дверь, войдя, замкни,
И стань во тьме, и с горем тихо слейся,
Уйди в него, и досыта напейся
И на всю жизнь им душу наводни,
Чтоб, дальше - в дни, когда душе уныло
И гаснет мощь - чтоб это горе было
Твоей последней помощью в те дни,
Источником живительного яда, -
Чтоб за тобою злым кошмаром ада
Оно ползло, ползло, вселяя дрожь;
И понесешь в края земного шара,
И будешь ты для этого кошмара
Искать имен, и слов, и не найдешь…
Иди на кладбище. Тайком туда пройди ты,
Никем не встреченный, один с твоей тоской;
Пройди по всем буграм, где клочья тел зарыты,
И стань, и воцарю молчанье над тобой.
И сердце будет ныть от срама и страданий -
Но слез тебе не дам. И будет зреть в гортани
Звериный рев быка, влекомого к костру, -
Но я твой стон в груди твоей запру…
Так вот они лежат, закланные ягнята.
Чем Я воздам за вас, и что Моя расплата?!
Я сам, как вы, бедняк, давно, с далеких дней -
Я беден был при вас, без вас еще бедней;
За воздаянием придут в Мое жилище -
И распахну Я дверь: смотрите. Бог ваш - нищий!.
Сыны мои, сыны ! Чьи скажут нам уста,
За что, за что, за что над вами смерть нависла,
Зачем, во имя чье вы пали ? Смерть без смысла,
Как жизнь - как ваша жизнь без смысла прожита…
Где ж Мудрость вышняя, божественный Мой Разум ?
Зарылся в облаках от горя и стыда…
Я тоже по ночам невидимо сюда
Схожу, и вижу их Моим всезрящим глазом,
Но - бытием Моим клянусь тебе Я сам -
Без слез. Огромна скорбь, но и огромен срам,
И что огромнее - ответь, сын человечий!
Иль лучше промолчи… Молчи! Без слов и речи
Им о стыде Моем свидетелем ты будь
И, возвратясь домой в твое родное племя,
Снеси к ним Мой позор и им обрушь на темя.
И боль Мою возьми и влей им ядом в грудь!
И, уходя, еще на несколько мгновений
Помедли: вкруг тебя ковер травы весенней,
Росистый, искрится в сияньи и тепле.
Сорви ты горсть, и брось назад над головою.
И молви: Мой народ стал мертвою травою,
И нет ему надежды на земле.
И вновь пойди к спасенным от убоя -
В дома, где молится постящийся народ.
Услышишь хор рыданий, стона, воя,
И весь замрешь, и дрожь тебя возьмет:
Так, как они, рыдает только племя,
Погибшее навеки - навсегда…
Уж не взойдет у них святое семя
Восстания, и мщенья, и стыда,
И даже злого, страстного проклятья
Не вырвется у них от боли ран…
О, лгут они, твои родные братья,
Ложь - их мольба, и слезы их - обман.
Вы бьете в грудь, и плачете, и громко
И жалобно кричите Мне: грешны…
Да разве есть у праха, у обломка,
У мусора, у падали вины ?
Мне срам за них, и мерзки эти слезы!
Да крикни им, чтоб грянули угрозы
Против Меня, и неба, и земли, -
Чтобы, в ответ за муки поколений,
Проклятия взвилися к горней сени
И бурею престол Мой потрясли!
Я для того замкнул в твоей гортани,
О человек, стенание твое:
Не оскверни, как те, водой рыданий
Святую боль святых твоих страданий,
Но сбереги нетронутой ее.
Лелей ее, храни дороже клада
И замок ей построй в твоей груди,
Построй оплот из ненависти ада -
И не давай ей пищи, кроме яда
Твоих обид и ран твоих, и жди.
И вырастет взлелеянное семя,
И жгучий даст и полный яду плод -
И в грозный день, когда свершится время,
Сорви его - и брось его в народ !
Уйди. Ты вечером вернись в их синагогу:
День скорби кончился - и клонит понемногу
Дремота. Молятся губами кое-как,
Без сердца, вялые, усталые от плача:
Так курится фитиль, когда елей иссяк,
Так тащится без ног заезженная кляча…
Отслужено, конец. Но скамьи прихожан
Не опустели : ждут. А, проповедь с амвона!
Ползет она, скрипит, бесцветно, монотонно,
И мажет притчами по гною свежих ран,
И не послышится в ней Божиего слова,
И в душах не родит ни проблеска живого.
И паства слушает, зевая стар и млад,
Качая головой под рокот слов унылых:
Печать конца на лбу, в пустынном сердце чад,
Сок вытек, дух увял, и Божий взор забыл их…
Нет, ты их не жалей. Ожгла их больно плеть -
Но с болью свыклися, и сжилися с позором,
Чресчур несчастные, чтоб их громить укором,
Чресчур погибшие, чтоб их еще жалеть.
Оставь их, пусть идут - стемнело, небо в звездах.
Идут, понуры, спать - спать в оскверненных гнездах,
Как воры, крадутся, и стан опять согбен,
И пустота в душе бездоннее, чем прежде;
И лягут на тряпье, на сброшенной одежде,
Со ржавчиной в костях, и в сердце гниль и тлен…
А завтра выйди к ним: осколки человека
Разбили лагери у входа к богачам,
И, как разносчик свой выкрикивает хлам,
Так голосят они : “Смотрите, я - калека !
Мне разрубили лоб ! Мне руку до кости !”
И жадно их глаза - глаза рабов побитых -
Устремлены туда, на руки этих сытых,
И молят: “Мать мою убили - заплати!”
Эй, голь, на кладбище! Отройте там обломки
Святых родных костей, набейте вплоть котомки
И потащите их на мировой базар
И ярко, на виду, расставьте свой товар:
Гнусавя нараспев мольбу о благостыне,
Молитесь, нищие, на ветер всех сторон
О милости царей, о жалости племен -
И гнийте, как поднесь, и клянчьте, как поныне!..
Что в них тебе ? Оставь их, человече,
Встань и беги в степную ширь, далече:
Там, наконец, рыданьям путь открой,
И бейся там о камни головой,
И рви себя, горя бессильным гневом,
За волосы, и плачь, и зверем вой -
И вьюга скроет вопль безумный твой
Своим насмешливым напевом…
1904
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
jude
Праотец Авраам
Праотец Авраам


Возраст: 49
По гороскопу: Телец
Пол: Пол:Муж
Зарегистрирован: 12.11.2005
Сообщения: 1547
Откуда: Израиль


СообщениеДобавлено: 03 Ноября 2006 18:00    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

Сильно...

_________________BenZion.Ru_________________
«Пока не наступила еще пора благоденствия, мира и согласия, мы обязаны руководствоваться правилом Талмуда: «Тот, кто пришел убить тебя – убей его». (Трактат Брахот,58 ) Рав М.Каhане
....каждый должен делать то что он должен
Каждый должен возделывать свой сад
И не моя вина что в моем саду гудят свинцовые шмели...

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
perec
Случайный странник
Случайный странник


Возраст: 44
По гороскопу: Овен

Зарегистрирован: 28.12.2009
Сообщения: 8



СообщениеДобавлено: 21 Января 2010 00:33    Заголовок сообщения:
Описание:
Ответить с цитатой

spasibo
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Израиль и общество Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Protected by Anti-Spam ACP
Powered by phpBB © 2005 phpBB Group
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru © 2005


  Rambler's Top100