Список форумов BenZion | Forum BenZion | Forum
BenZion.Ru | Гостевая | Каталог релизов
 
 FAQFAQ   Правила форумаПравила   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияPM: Войти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Божья Воля

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Литературный форум
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Любовь Рувянская
Случайный странник
Случайный странник


Возраст: 63
По гороскопу: Козерог
Пол: Пол:Жен
Зарегистрирован: 26.09.2006
Сообщения: 8
Откуда: Россия


СообщениеДобавлено: 04 Октября 2006 07:26    Заголовок сообщения: Божья Воля
Описание: Были о Жизни и Смерти
Ответить с цитатой

Божья Воля.

1941.


Этими сестренками любовался весь двор. Двор был «еврейский»: так уж случилось, что перед войной в этом волжском городе еврейские семьи селились довольно скученно. А попадали в него разными тропинками своих судеб. Дед Танечки и Анечки родился в местечке неподалеку от Витебска в год смерти Пушкина. Его старшего брата, только что женившегося, призвали на 25 лет в «Николаевскую» армию, а отец отправил взамен него на царскую службу младшего. Было ему в ту пору 16, до 41 года он прослужил музыкантом полка («кантонистом»). То ли в обиде на отказавшихся от него родителей, то ли по иной какой причине – но после службы в родные места он возвращаться не стал, слегка подправил фамилию, выбрал для жительства входивший в черту оседлости город, женился, и за 30 лет две женщины родили ему 14 детей. Самая младшая дочь и стала матерью Танечки и Анечки.

Танечка унаследовала музыкальные способности своего деда и матери-пианистки. Она вообще была редкая умница, в год начала говорить, а в полтора рассказывала наизусть стихи. В начальной школе ее учила старенькая Анна Лаврентьевна, и у той за 50-летний стаж не было более способной ученицы. Семья успехами дочки гордилась перед многочисленной родней и в своем еврейском дворе, а Танечка любила родителей и постоянно радовала их сплошными «пятерками» в дневнике. Их огорчение от случайно затесавшейся в стройный ряд отметки «хорошо», полученной ею как-то в музыкальной школе, было настолько преувеличено трагическим, что Танечка плакала в ту ночь и готова была умереть от своего детского горя.

Анечка была младше сестры на 4 года, и она была ангелом. Оказывается, у ангела большие серые глаза и худенькое тельце. Это православный ангел на рождественских открытках изображается упитанным – еврейский ангел именно такой, какой была Анечка.

Начавшаяся война не тронула их город – он находился в глубоком тылу. В тот ноябрьский день Танечка очень не хотела идти на занятия в музыкальную школу. Она плохо выучила этюд, заданный на дом, и боялась отметки. Притвориться больной или просто прогулять урок она не могла – она только что стала пионеркой и дала клятву

Мама с младшей сестрой ушли с обедом к работавшему через пару кварталов отцу, с ними увязался соседский мальчик, дома оставалась лишь одна 80-летняя бабушка. Танечка ничего не могла придумать, и никто не мог ей помочь, и от этой беспомощности нежелание ее только усилилось. Как оказалось, даже с детьми, даже с пионерками так бывает – в минуту напряжения Танечка вспомнила о Боге. Не то чтоб вспомнила – просто накал ее эмоций достиг такой силы, что она подняла глаза к оранжевому абажуру с кисточками, висевшему на потолке, и губы ее прошептали: «Господи! Пусть что-нибудь такое случится, чтоб мне можно было не идти в музыкальную школу»…

На занятия Танечка так в этот день и не пошла. Примерно через час во двор въехала машина, которая привезла потерявшую разум от горя мать. При переходе одной из дорог маленькая сестренка разжала ручонку, побежала и попала под колеса грузовика, в кузове которого ехали солдаты…. Анечка умерла сразу же. Она так и осталась шестилетним ангелом.



1973.


У Татьяны Семеновны была любимая работа и дружная семья. Замуж она вышла по любви, родила дочку. Она была кардиологом, очень хорошим и авторитетным в городе, защитила диссертацию. Пациенты ее обожали, муж был нежен и заботлив, дочка Леночка училась легко и особых забот не доставляла, разве что своим независимым характером. Когда мать пыталась проявить малейшее насилие, та не поддавалась, называла ее в шутку «лучшей ученицей Анны Лаврентьевны» и закрывала дверь своей крохотной комнатки. Девочка пыталась соперничать с матерью в уме, признавая, однако, за той первенство. Заметив эту легкую соревновательность, Татьяна Семеновна однажды объяснила, что имеет возможность умнеть с каждым своим пациентом: это врач-венеролог лечит лиц асоциальных, а инфаркт получают обычно люди умные и интеллигентные. За длительное время выздоравливания сколько исповедей услышит от них добрый и внимательный доктор, сколько премудростей житейских усвоит…

Татьяна Семеновна обладала дивным даром, к которому за долгие годы привыкла. Он был очень удобен при ее профессии: стоило кому-то из коллег только подумать о ней («хорошо бы больного А.. проконсультировать») – она сразу уже приходила в палату или звонила в кабинет, сама не понимая механизма своей отзывчивости. Она чувствовала, когда у какого-то из ее пациентов (со многими она поддерживала тёплые отношения) возникала необходимость в ней – и сама им, удивленным, звонила домой. Это происходило не эпизодически – это было постоянно. Помимо этого, Татьяна Семеновна часто чувствовала угрозу и приближение смерти заранее – когда непоправимое можно было остановить.

Дочка заканчивала школу, собиралась как и мама стать врачом. На ее семнадцатилетии за праздничным столом Татьяна Семеновна признала : «Все у нас хорошо. Вот Лена поступит в институт, и мы будем жить так счастливо, что начнем бояться войны». В те годы именно это означало возможную перспективу беззаботности

На самом деле не все было уж настолько благополучно: у семьи остро стоял жилищный вопрос. Они жили на самой окраине города, в рабочем районе неподалеку от завода, где работал муж Татьяны Семеновны. Дом, стоящий почти у кромки огромного поля, должны были вскоре сносить и взамен дать квартиру в центре.

В тот год, когда Лена поступила в медицинский, зимой, ее папа заболел. Слегка трусливый, как многие мужчины, он не сразу признался в своих болях жене. Оказалось – аппендицит, гнойный, но не так уж и опасно для 45-летнего мужчины. Время для операции не упустили, хирург был отличный, анестезиолог – знакомый, и через положенный срок муж Татьяны Семеновны выписался домой. Однако скоро у него снова повысилась температура, несколько дней он промучился дома, упрямо не слушая никакие уговоры жены и парализуя ее волю к борьбе за него. В таком состоянии они печально отметили 23-го февраля День Советской Армии, а когда на следующий день все же муж согласился вызвать «скорую» - было уже почти поздно.

В том году был удивительно снежный февраль, к дому от далекого шоссе можно было пробраться лишь в высоких валенках и с большим трудом, а подъехать – вообще никак. Через однажды спасенного ею пациента-генерала Татьяна Семеновна добилась того, чтоб за мужем приехал военный вездеход, и вышла его встречать в заснеженное поле. В феврале темнеет рано, фонарей не было – лишь свет из окон. Она металась в этой неутихающей снежной буре и остро ощутила, что смерть – рядом. Не как опытный врач, который знает опасность сепсиса у послеоперационного пациента с устойчивой температурой под 40 – своим шестым обостренным чувством, своим даром.

Мне неведомо знать отношений выросшей Танечки с Богом. Почти теряя разум от отчаяния, все свои душевные силы она отдала мольбе:
« Господи! Отними у меня все – только сохрани ему жизнь. Дай ему двадцать лет, только двадцать лет – и я никогда и ни о чем больше тебя не попрошу… »

Вездеход приехал, мужу сделали повторную операцию. Он выжил чудом, выздоровел, остался таким же упрямым и лишь усилил свой страх перед людьми в белых халатах. Спустя полгода дом их сломали, они въехали в просторную квартиру в самом центре города. Неподалеку от того двора, где прошло детство Татьяны Семеновны… Через 5 лет муж ее перенес инфаркт, через 15 - в 60 - вышел на пенсию. Леночка стала врачом, вышла замуж, родила двух мальчишек на радость деду.

Зима 93-го была почти без снега, февраль был замечательно солнечным. Весна обещала быть ранней, и ничто не предвещало беды. Если бы Татьяна Семеновна помнила тот вечер, когда она металась по пустырю в ожидании вездехода! Но договор есть договор, даже если это – мольба.

Неотвратимость исхода незаявленным условием той сделки стерла из ее памяти события двадцатилетней давности, а свой чудесный дар предвидения Татьяна Семеновна добровольно утратила, отдав его взамен тому спасению... Ее муж умер на операционном столе ровно в последний день 20-ти летнего срока – от остановки дыхания во время незначительного амбулаторного оперативного вмешательства, проведенного под общим наркозом… Пришел в поликлинику под руку с женой, под приятный скрип прихваченного морозцем снега у ног… Только когда вечером вызванный домой работник ЗАГСа оформлял Свидетельство о смерти, Татьяна Семеновна увидела дату на документе, вспомнила все и едва не потеряла сознание…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов BenZion | Forum -> Литературный форум Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Protected by Anti-Spam ACP
Powered by phpBB © 2005 phpBB Group
Копирование материалов разрешено при указании ссылки на www.benzion.ru © 2005


  Rambler's Top100